Эффективная техника общения со взрослыми, которую не стоит применять с детьми

Гуляя с дочкой на детских площадках, я невольно прислушиваюсь к диалогам других родителей и часто думаю об эффективности тех или иных подходов к воспитанию. Иногда я слышу:
— Не лезь на горку, я боюсь, что ты упадешь!
— Мама расстраивается, когда ты пачкаешь одежду. Не расстраивай маму, ладно?

Раз за разом когда родители или бабушки говорят детям о своих чувствах, у меня это вызывает неприятное ощущение на каком-тот почти физическом уровне; как будто в районе солнечного сплетения что-то тянется и вибрирует. Какое-то время я не могла найти объяснение, почему я так чувствую.
Ведь на тренингах ассертивного поведения нас часто учат говорить «я-посланиями».IMG_2129

«Я-послание» — это высказывание на счет поведения другого человека, в котором говорящий без обвинений и ярлыков сообщает другому о своих чувствах и желаниях. Т.е. вместо «Ты говоришь ерунду!» говорит, например «Когда ты это говоришь, мне сразу хочется возражать, я даже начинаю сердиться». Подробнее об этом можно почитать здесь или здесь. Да, это правильная и эффективная технология общения, я ее использую. Почему же меня так цепляет, когда примерно так же общаются с детьми?

Потому, что это манипуляция со стороны родителя/бабушки/дедушки/няни. Мне удалось это осознать благодаря любимому Джону Грею и тренингу в МИСП. «Я-посланиями» эффективно обмениваться только с людьми одного с тобой иерархического уровня. Когда мы так делимся с ребенком своими чувствами, ему кажется, что мы перекладываем на него ответственность за свое состояние: «я виноват в том, что маме/папе плохо». Для ребенка это слишком большой груз.

Родители для малыша — очень значимые фигуры, почти боги. Создается сильный дисбаланс, если он, МАЛЕНЬКИЙ, может напрямую влиять на БОЛЬШОГО взрослого — теряется ощущение безопасности, защищенности. Ребенок может начать испытывать потребность заботиться о родителе и его чувствах, начать меняться ролями. Поэтому из таких фраз как «Не бегай на дорогу, не заставляй меня злиться» или «Мне страшно, когда так высоко забираешься» дети считывают в первую очередь не просьбу изменить свое поведение, а ответственность за эмоции родителя. А еще, некорректно делясь с чадом своими чувствами,  мы даем ему понять, что через выражение своих негативных эмоций можно управлять другими людьми. Т.е. демонстрируем, что общаться при помощи манипуляций — это эффективно. А что может быть заразительнее личного примера? 🙂

Ребенок слушается или сотрудничает с родителем не для того, чтобы позаботиться о его чувствах. Дети изначально настроены на то, чтобы ладить с родителем, и хотят быть «хорошими» . Поэтому не нужно манипулировать ребенком, говоря, что нам страшно, что он бегает на дорогу. Можно просто попросить: «Пожалуйста, не бегай на дорогу». Или проявить свой родительский авторитет и обозначить границу — сказать, что на дорогу бегать нельзя. Но не становиться с малышом на один уровень иерархии.

Таким образом получается, что делиться своими негативными чувствами с ребенком имеет смысл только когда ребенок уже вырос и стал взрослым (у разных авторов от 18 до 21). Вот тогда уже вполне можно поговорить на равных, как два взрослых человека. Жаль, что именно на этой стадии родители часто забывают, что вот сейчас-то дети уже выросли:)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s